Михаил Евдокимов: Я хочу, чтобы Россия была красочная, праздничная страна ... - Новости

http://evdokimov.info/index.php?go=News&in=view&id=2267
Распечатать

Триколор над Барнаулом: Эти трудные два с половиной дня

Провинциальная хроника государственного переворота.

19 августа, понедельник. Узнали, как и все, из радиопередач. Звонки в крайсовет и исполком ясности не дали. Тем не менее предложили председателю крайисполкома Ю. Жильцову немедленную организацию противодействия государственному перевороту. В 15 часов – первый расширенный сбор краевых руководителей, который проводили председатель крайсовета А. Кулешов и Ю. Жильцов.


Ясности по положению в стране не прибавилось. Край фактически отрезан от центра, по средствам массовой информации идет лишь «бред» государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП).

Впервые на этом совещании из уст В. Семакина (Демроссия) прозвучала оценка – «хунта», «самозванцы», «государственный переворот». Но тем не менее уже на этой краткой встрече с руководством Совета была доведена до всех позиция – «ждать». Может показаться, что эта позиция нейтральна.

Ничего подобного. Когда свергается законная государственная власть, а в это время кто-то предлагает «ждать», то ясно, что ожидание – это фактическая поддержка путчистов. Поэтому из первого собрания стало ясно, что значительная часть руководства края предпочитает выждать (это ли не поддержка Янаева и его компании?). Этот же принцип прозвучал в выступлении по радио, телевидению, и в «Алтайской правде», в обращении А. Кулешова к жителям края. Естественно, что депутатский клуб не мог согласиться с таким потворством путчистам.

В 18 часов первого дня – сбор депутатского клуба, точнее, депутатов и представителей демократических сил, которых удалось оповестить. Что делать? Ясности не было. Опыта работы в таких условиях нет. Ясность была только у Демроссии. Но это было действие политической структуры. А каковы должны быть действия органов власти?

В первый вечер в ходе несколько сумбурного сбора тем не менее определились конкретные задачи. Первое – довести до жителей края нашу позицию, что в стране произошел антиконституционный переворот, а «ждать» – значит потворствовать путчистам.

Причем депутатский клуб понимал, что действовать надо не только вне краевого Совета, действия, которые взяла на себя Демроссия, прежде всего ее представители В. Рыжков и депутат краевого Совета В. Цицилин, но основной путь должен быть – действия через Совет и его структуры.

В первый же вечер были поставлены три конкретные задачи (хотя все понимают, что такая четкость вырисовывается только сейчас, а в то время все было внешне сумбурно): первое – добиться через А. Кулешова прекращения печатания в «Алтайской правде» материалов ГКЧП.

Многократные требования не привели к успеху. А. Кулешов сослался, что не хочет «подставлять» редактора Ю. Майорова «под удар», хотя Ю. Майорову следовало бы самому проявить принципиальность. Вторая задача – довести до жителей края первый Указ Президента России. Эта попытка реализовалась через Ю. Жильцова, который согласился это сделать после получения официального текста. Был вызван председатель радиокомитета В. Петренко, подготовлено телевидение. Кстати, дежурные бригады телестудии с воодушевлением ждали этого сообщения. Но... выступление не состоялось. Ю. Жильцов, согласовав позиции со своим заместителем и руководством крайсовета, оказался в единственном числе. Тем не менее одному из авторов статьи удалось через «ТВ-Мир» по третьему каналу в обход Петренко проинформировать жителей города о юридической оценке антиконституционного переворота и зачитать Указ Президента Б. Ельцина. Но главное было впереди. Нужно было готовиться к назначенному заседанию президиума крайсовета и крайисполкома.

Второй день. Заседание президиума крайсовета и крайисполкома. К счастью, из-за своей «беспомощности» аппарат крайсовета, а крайисполком – из-за своей неоперативности не подготовили проект решения. Поэтому депутатскому клубу, который подготовил этот проект, было легче, ибо в проект вошли не только конкретные оценки, но и выражение позиции, основной пункт которой был сформулирован прямо: происходящее надо расценивать, как антиконституционный государственный переворот. Было понятно, что этот пункт будет проигран. Большинство проголосовало против. Из членов президиума и крайисполкома только пять проголосовало «за» – Ю. Жильцов, В. Баварии, Г. Захаров, М. Бордюг, В. Драсков. Воздержался И. Гартман. Но, несмотря на традиционную тактику бесцеремонного давления, особенно при заседании рабочей группы под руководством заместителя председателя крайсовета Ю. Ильиных, при участии зампредисполкома В. Песоцкого и Н. Ремневой, а также гневного и консервативного выступления А. Назарчука, решение все-таки было принято в пользу демократии, а именно провозглашено, что в крае действуют существующие конституционные структуры власти и что край не будет создавать комитета по чрезвычайному положению, а будет создан «информационный центр», в который удалось включить сопредседателей депутатского клуба. Все это уже позволило действовать в критическую ночь с 20 на 21 августа, имея мандат президиума, ведь информация – это основа управления. Это была уже победа демократии, хотя пункт о запрещении газетам и радиотелевизионным каналам давать «дестабилизирующую» (слово, которое, несмотря на решение президиума Ю. Ильиных удалось оставить в официальном тексте) информацию, позволил выйти в эфир лишь в конце 21 числа. Утешало только то, что были опубликованы Указы Президента Б. Ельцина в газете «Алтайская правда».

Но главное еще было впереди. Митинг в Барнауле 20 августа, организованный «Демроссией», несмотря на ряд издержек, в целом сыграл положительную роль. Позиция Барнаульского горсовета, который в отличие от крайсовета занял четкую и непримиримую позицию по отношению к государственному перевороту, выразилась и в этом важном решении о санкционировании митинга. Критический момент наступил около часа ночи с 20 на 21-е, когда поступили сообщения об ухудшении положения вокруг Верховного Совета России. Информация была противоречивая. Всю ночь шел сбор информации из Москвы по разным каналам. Активны были каналы информации «Демроссии», но они давали противоречивую информацию. Больше всего беспокоило, что нет информации от депутатов России, которые улетели вечером и не давали о себе знать. Ю. Жильцов вышел на связь лишь рано утром, потому что целых 4 часа не мог добраться до Верховного Совета РСФСР.

Критическим состояние стало под утро. Из аппарата Верховного Совета поступила, правда, неофициальная, просьба – попытаться объявить в крае политическую забастовку. Был подготовлен проект текста обращения председателя крайсовета к гражданам края с призывом к политической забастовке. «Демроссия» начала готовиться к ее организации, хотя все понимали, что это не реально, да и опасно, кроме того, будут страдать простые люди. Как запасной вариант был записан на пленку текст с призывом к жителям края, и эта кассета журналистом А. Муравлевым была доставлена в радиокомитет. К счастью, она не понадобилась.

Пришла телеграмма из самозваного комитета о назначении их уполномоченного по краю. Здесь свою роль сыграла твердая позиция А. Кулешова, Ю. Жильцова и других руководителей, которые не отступили от ранее принятого решения о невозможности создания н крае других структур власти. А. Кулешов тянет время и не подписывает призыв к жителям края. В 10 часов он собирает заместителей председателя крайисполкома, руководителей предприятий, народных депутатов РСФСР и СССР.

Выступления. Думаете, уважаемые депутаты и руководители осудили «хунту» или согласовали свои действия в решении неотложных хозяйственных проблем? Ничего подобного. Весь разговор был посвящен в основном тому, что основным виновником дестабилизации в крае являются народный депутат СССР В. Овчиннников, депутаты крайсовета К. Емешин и А. Сарычев. Не хотелось бы упрекать выступивших на собрании, но досадно, что разговор сразу же был переведен в плоскость личностей, а депутат П. Кулагин призвал даже выполнить свои функции административным органам. Не будем осуждать столь резкое предложение. Но тем не менее, что у «одного на языке», а у скольких это «на уме».
Результатом этого совещания являлось то, что мы получили доступ к телекамерам для изложения позиции депутатского клуба и депутатской группы России, которую представлял В. Райфикешт, который как бы вдохнул новый дух – от политики компромиссов к жесткой и однозначной формулировке программы действий.

Несмотря на непримиримость участников совещания, тем не менее они попросили использовать авторитет депутатского клуба для того, чтобы предотвратить призывы к забастовкам. На что мы согласились. Особенно после того, как получили обнадеживающую информацию от Ю. Жильцова, что в Москве ситуация развивается благоприятно. Хотя инициативу Демроссии об организации политической забастовки уже трудно было остановить, а некоторые ее члены были даже задержаны органами правопорядка.

Информация из Москвы обнадеживала. Тем не менее днем 21 августа начала прорисовываться новая проблема. Это наши сельские районы. По проведённым экспресс-опросам, которые нам сообщали социологи АГУ, до 70% сельских жителей поддерживают те лозунги, которые провозгласил самозваный комитет. Но возникла новая проблема – в районы края ушло указание крайкома КПСС, точный текст которого не удалось получить, но в котором был заложен смысл поддержки «центра». Появилась, пусть даже неосознанная, но объективная тенденция к тому, что районы могли бы начать поддерживать действия «центра». Но... к счастью, начала поступать информация о заседании Верховного Совета РСФСР, а к 19 часам 21 августа попытка отдельных структур начать переворот в сельских районах умерла, не родившись. Пусть эта информация и не лишена возможных неточностей, но тем не менее хотелось бы, чтобы жители края получили эту свежую, пережитую каждым из нас хронику развития государственного переворота, пусть и в далекой провинции, которой является Алтай.



| 22.08.2019 20:39