Михаил Евдокимов: Я хочу, чтобы Россия была красочная, праздничная страна ... - Новости

http://evdokimov.info/index.php?go=News&in=view&id=23
Распечатать

Галина ЕВДОКИМОВА: Я не буду платить долги Миши...

Впервые после смерти губернатора Алтайского края его супруга согласилась на интервью

Это фото четы Евдокимовых сделано незадолго до автокатастрофы.
Это фото четы Евдокимовых сделано незадолго до автокатастрофы.
Фото: Николая СИНЕГУБОВА.

- У Миши на могиле пока стоит деревянный крест, - сказала Галина в начале беседы с корреспондентом «КП». - Хотели памятник заказать Клыкову (известный скульптор, автор памятника Василию Шукшину. - Прим. ред. КП), но он умер в этом году, - печально смотрит вдаль Галина Николаевна. - Многие барнаульские, московские скульпторы предлагают сделать памятник. Но я бы хотела на могиле оставить крест. Кроме того, будет и школа имени Евдокимова, площадь в его честь назовут, музей откроют. 



- Галина Николаевна, в тот день год назад было ли предчувствие беды?

- У меня не было. Накануне Миша был в отъезде. Приехал поздно и сказал, что в Полковникове на мероприятии обязательно нужно быть семьей. Когда выехали из Бийска, узнали, что сопровождения не будет, и все как-то замкнулись, молчали. ...Дочери Анечке перед этим снилось, что мы все вместе улетаем куда-то за границу. Только она остается там, а мы с папой вылетаем обратно... А еще накануне к нам забрела черная бродячая собака. Потом родственники говорили, что в виде пса пришел в дом предвестник беды. Мол, нельзя было брать в дом черную собаку. Не знаю, верить во все это или нет, но даже то, что я выжила в этом кошмаре, - чудо какое-то!

- Говорят, барнаульская предсказательница Таисия предупреждала Михаила Сергеевича о скорой трагедии...

- Много было писем от людей с такими предостережениями. И Таисия Александровна говорила (я с ней познакомилась в предвыборную кампанию, а Миша знал ее много лет), но конкретной даты никто не называл.

- А почему вы так долго не давали никаких комментариев?

- А зачем? Ведь все, что я ни скажу, начинают раздувать, додумывать. Откуда-то в «Человеке и законе» появилась эта мадам (Инна Белова - фотомодель, которая заявила, что у нее ребенок от Евдокимова. - Прим. ред.). Я скромный по натуре человек, не сторонница того, чтобы лезли в личную жизнь.

- А эти, как вы говорите, «мадамы» вам-то не звонили, не претендовали на что-то?

- Нет. Никто до сих пор не беспокоил. Я их даже никого не видела.

- Кто-то претендовал на наследство?

- Это сложный вопрос. «Мадамы» (улыбается) не претендовали, да и с родственниками все в порядке, а вот некоторые знакомые и якобы друзья пытаются.

- Как вы познакомились с Михаилом Сергеевичем?

- Это было в Нижнем Тагиле. Миша служил там, и какие-то дела у него были с моим папой. Как-то раз я проходила мимо них. До этого он папу моего все Коля звал - папа моложавым был таким, а потом сразу Николай Иванович, - смеется Галина Николаевна. - Цветов не дарил, а вот в самоволку бегал. С Мишиной ротой мы все фильмы в кинотеатре пересмотрели. А потом он демобилизовался. И мы стали ездить друг к другу. Потом поженились. В этом году 22 августа у нас была бы серебряная свадьба.

Мы были друзьями с ним. Он советовался со мной по многим вопросам. Иногда он думал о человеке хорошо, а потом разочаровывался. А вообще он был разный дома: спокойный, задумчивый и вспыльчивый бывал, мог молчать долго, я старалась в этот момент не лезть к нему. Непросто, конечно, с ним было. Но я ни о чем не жалею. Я счастлива, что с ним была столько лет.

- Как вы отнеслись к его решению стать губернатором?

- Была очень удивлена, отговаривала его. Он со многими советовался - и с друзьями детства, с друзьями - артистами и спортсменами Михайловым, Сергеем Макаровым, Ловчевым Евгением, Панкратовым-Черным. Думала, он поговорит на эту тему, и вопрос на этом закончится. А он решил действовать.

- У Михаила Сергеевича было много друзей при жизни. Сейчас все ли остались рядом с вами?

Галина Николаевна слегка поджала губы и помотала головой:

- Нет. Много хороших людей окружало Мишу, и они рядом. Но много и непорядочных, которые называли себя друзьями. Не хочу называть  имен. Они сами поймут. Еще один человек пытается стрясти с меня крупную сумму денег за какой-то ремонт, который он делал для Миши. Я знать об этом не знаю, бумаг никаких нет. И он от меня не отстает. 

Друзья - Маршал, Панкратов-Черный, Михайлов и другие - создали фонд имени Михаила Евдокимова. Я соучредитель и опекун этого фонда. Мы будем реализовывать идеи Михаила Сергеевича - планы, связанные со спортом, искусством, в будущем выплачивать стипендии одаренным ученикам.

- А на что из наследства вы претендуете?

- Да не было у нас никаких особых накоплений! Квартира в Москве, Барнауле, дом в Верх-Обском, дача. Никаких заграничных вилл! Михаил Сергеевич не был накопителем, все растрачивал, не складывал в кубышку. У него одно направление было - помочь Алтаю.

- В Верх-Обском дом за вами останется или там будет музей?

- Дом останется домом. Мы там живем сейчас, несмотря на то, что туда приезжают экскурсии, фотографируются. Мы сидим в это время на скамеечке. (Смеется.) Музей будет, но позже. Я и вещи Михаила Сергеевича не раздаю. Но кое-что разрешила моим помощницам взять для сыновей, мужей.  

- А что себе-то оставите?

- Кстати, я ведь об этом даже не думала... Что же я оставлю? Наверное, ту косоворотку, в которой он на концертах выступал.

- Вы планируете продолжить какой-нибудь бизнес Михаила Сергеевича?

- Да он ничего и не оставил. У меня никаких акций нет. Может, на ком-то эти акции.

- А жить-то как? Работать пойдете?

- Надо будет что-то думать. Вот только завершу в Москве наследственное дело. И подумаю, как жить дальше...


Оксана БАССАУЭР («КП» - Барнаул»)

Администратор | 31.07.2006 11:09